Кредитная нагрузка населения

Кредитная нагрузка россиян достигла максимума с 2012 года

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

Кредитная нагрузка россиян достигла максимума с 2012 г. Евгений Разумный / Ведомости

Совокупная долговая нагрузка на население (отношение выплат по долгам к располагаемым доходам) на 1 октября составила 10,6%, сообщила директор департамента финансовой стабильности ЦБ Елизавета Данилова на конференции «Кредитование-2020. Вызовы и новые возможности» (цитата по «Интерфаксу»). Это самый высокий показатель как минимум с июля 2012 г., следует из ее презентации (более ранних данных в ней нет).

Кредиты есть больше чем у половины занятого населения России (54%, 39,5 млн человек), говорится в презентации. Нагрузка по ипотечным кредитам – они есть у 10% работающих – осталась на уровне 1,7%, тогда как по прочим выросла до 8,9% с 8,7% на 1 июля.

Качество потребительских кредитов пока остается хорошим. «В отличие от эпизода 2013–2014 гг., когда достаточно быстро пошло ухудшение портфеля, сейчас мы видим, что качество остается довольно хорошим, – видимо, это связано с тем, что банки после кризиса долго оставляли стандарты высокими», – заявила Данилова.

К тому же состав заемщиков постоянно обновляется, подчеркивает Данилова. Из тех, кто имеет кредит наличными – на 1 сентября их было 26,5 млн человек, – 54% не имели кредитов в начале 2015 г., 45% – в начале 2017 г. У большинства заемщиков лишь один кредит наличными либо ипотека, подчеркнула Данилова, однако число тех, кто использует сразу несколько видов кредитов, растет.

Регулятор видит и другие «тревожные тенденции» – растет доля кредитов людям с высокой долговой нагрузкой, говорила Данилова в сентябре. Больше становится плохих долгов, платеж по которым просрочен более чем на месяц: за год их доля выросла с 1,5 до 1,8% (на февраль 2019 г.), следует из данных ЦБ. Риски закредитованности граждан могут увеличиться, так как реальные доходы населения не растут, отметила Данилова. ЦБ, по ее словам, «беспокоит и потенциальный слишком активный переход к потребительской модели».

Реальные располагаемые доходы населения (за вычетом обязательных платежей) за январь – сентябрь выросли всего на 0,2% к тому же периоду прошлого года, сообщает Росстат. В I и II кварталах они снижались. За девять месяцев сбережения населения составили 666,8 млрд руб. – на 10,9% меньше, чем в январе – сентябре 2018 г.

Долговая нагрузка растет у всех заемщиков, но особенно у самых бедных, отмечает Национальное бюро кредитных историй. У людей с доходами до 20 000 руб. она составила 28,8% (рост на 1,8 п. п.), у граждан со средними доходами (до 40 000 руб.) – 24,6% (+1,7). Ненамного легче тем, чьи доходы выше: они тратят на обслуживание долгов 20,6% доходов. Труднее всего обслуживать кредиты бедным жителям Амурской области (34,4% дохода), Мордовии (33,4%) и Оренбургской области (32,8%). А быстрее всего росла нагрузка на жителей Мурманской, Белгородской областей и Камчатского края. Аутсайдеры по долговой нагрузке – регионы с самыми низкими доходами, комментирует вице-президент Moody’s Семен Исаков.

Министр экономического развития Максим Орешкин в июне раскритиковал ЦБ за то, что тот не принимает никаких мер для замедления темпов роста потребкредитования. У трети заемщиков отношение платежа к доходам (PTI) больше 60%, что ненормально и грозит пузырем, говорил он. С начала 2019 г. банки стали смягчать стандарты кредитования, признает ЦБ в презентации: доля заемщиков, у которых платежи по кредитам наличными превышают 80% дохода, во II квартале перевалила за 10%, тогда как в конце 2018 г. едва превышала 5%, видно из презентации.

Орешкин считает рост потребительского кредитования одним из факторов, способных привести экономику к рецессии. ЦБ в докладе о причинах и рисках ускоренного роста потребительского кредитования объяснил, что оно помогло экономике: без него рост ВВП в I квартале 2019 г. был бы нулевым. В розничном кредитовании сейчас нет пузыря, отмечала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина в интервью Reuters. А мнение о том, что потребкредитование виновато во всех бедах экономики и в низких доходах населения, назвала большим преувеличением.

ЦБ несколько раз повышал коэффициенты риска по розничным кредитам (при этом банку для выдачи кредита требуется больше капитала), но охладить рынок не смог. Тогда регулятор задумался о прямом ограничении банкам и финансовым организациям определенных видов кредитования. Премьер Дмитрий Медведев на этой неделе поручил правительству в течение месяца решить, надо ли давать ЦБ такое право.

Первые сигналы роста нагрузки граждан поступили в апреле – рост неплатежей, говорит зампред правления «ОТП банка» Александр Васильев. В ответ банк, по его словам, в июне ужесточил подход к оценке рисков по кредитам. ВТБ не отмечает значительного изменения уровня долговой нагрузки клиентов, сказал его представитель, в банке давно сформированы риск-процедуры, которые не позволяют оформить кредит человеку с высокой долговой нагрузкой.

Аналитик банка «Хоум кредит» Станислав Дужинский считает сравнение с 2012 г. не совсем корректным: сейчас люди берут кредит в основном на ремонт, путешествия, крупные покупки мебели и т. д. – это не спонтанные покупки. Среднерыночный показатель долговой нагрузки в 10,6% нельзя назвать высоким, но в отдельных сегментах есть проблема, говорит руководитель управления кредитных рисков розничного сегмента Райффайзенбанка Алексей Крамарский.

Рост закредитованности – существенный риск для конкретных банков, специализирующихся на необеспеченном потребкредитовании, а также для тех семей, которые вынуждены брать долгосрочные необеспеченные кредиты, сказал первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. Без изменения структуры продуктов и снижения ставок долговая нагрузка продолжит расти, предупреждает он. Меры ЦБ будут способствовать замедлению роста закредитованности, считает руководитель департамента по управлению рисками Альфа-банка Андрей Гулецкий, однако предпосылок для разворота тренда и перехода к снижению долговой нагрузки не видит.

Долговая нагрузка должна расти в ситуации, когда ставки постепенно снижаются, считает директор финансового центра «Сколково» – РЭШ Олег Шибанов. Поскольку у населения почти не растут располагаемые реальные доходы, а зарплаты растут достаточно медленно, кредитование – разумный способ потребления товаров и услуг, объясняет он. Рост розничного кредитования замедляется, но не так быстро, как ожидалось, констатирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Тем не менее с учетом прогнозов роста розничных кредитов на 2020 г. на уровне 10% и в условиях роста бюджетных расходов в следующем году ситуация с долговой нагрузкой должна улучшиться, рассчитывает она.

Реальные доходы и потребление россиян после синхронного падения на 10% в 2015–2016 гг. пошли разными путями: доходы не растут, а потребление восстанавливается на 2–3% в год, комментирует главный экономист ING по России Дмитрий Долгин. И основной источник этого – потребительские кредиты. Если рост доходов населения не ускорится, долговая нагрузка продолжит увеличиваться, несмотря на ограничения со стороны ЦБ, предупреждает он. Без структурных мер, которые улучшили бы деловую активность и доходы в частном секторе, рост потребления всегда будет оборачиваться ростом банковских или бюджетных рисков, говорит он, правда, пока и те и другие на довольно низком уровне.

Долговая нагрузка на граждан ломает стандарты

Введенный ЦБ РФ в банковскую практику с начала октября показатель долговой нагрузки (ПДН) должен остужать рынок кредитования. Однако за первые месяцы работы механизма его эффективность неочевидна. Одни эксперты призывают дождаться более отдаленных результатов в 2020 году, другие предупреждают, что сам механизм ущербен.

Российские кредитные организации с начала 2020 года должны подавать в Центральный банк отчет о долговой нагрузке физических лиц, следует из указания регулятора. «Информация о долговой нагрузке заемщиков – физических лиц… подлежит представлению кредитными организациями, у которых средняя величина ссудной задолженности по кредитам (займам) физических лиц, рассчитанная за 12 месяцев, предшествующих году представления отчета, соответствует или превышает 60 млрд руб.», – говорится в документе.

Кроме того, Банк России планирует в будущем обсудить с банковским сообществом вопрос установления надбавок по коэффициентам риска для ипотечных кредитов в зависимости от уровня долговой нагрузки заемщиков. Об этом сообщила директор департамента финансовой стабильности ЦБ РФ Елизавета Данилова в ходе круглого стола в Ассоциации российских банков (АРБ).

Динамика показателя долговой нагрузки в 2014–2019 годах, %. Источник: НБКИ

Российские банки и микрофинансовые организации с 1 октября при выдаче заемных средств обязаны рассчитывать ПДН физлиц. Показатель рассчитывается как отношение ежемесячных платежей по кредиту к ежемесячному доходу заемщика. В октябре регулятор сообщил, что совокупный уровень долговой нагрузки населения вырос до 10,6%, и это максимум с лета 2012 года, при этом основной вклад в его рост внесли необеспеченные потребительские кредиты. Средний размер займа до зарплаты в микрофинансовых организациях в третьем квартале 2019-го вырос на 9,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года и составил 8,1 тыс. руб. (см. «НГ» от 14.11.19).

На состоявшейся в среду в АРБ дискуссии эксперты призывали не оперировать усредненными цифрами, так как это серьезно искажает реальную картину, не учитывает трагедию миллионов людей. К тому же они подчеркивали, что сама формула расчета ПДН, используемая Центробанком, ущербна.

Директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков сообщил, что по состоянию на 1 октября 2019 года среднее значение ПДН составило 24,6%, увеличившись за последние полгода на 1,6 процентных пункта. Показатель продемонстрировал рекордно низкий уровень в 23% в апреле этого года, а затем пошел в рост (максимальный уровень был в октябре 2015-го – 26,7%).

Волков уточнил, что это – «средняя температура по больнице». В действительности уровень ПДН сильно отличается в зависимости от того или иного сегмента заемщиков. Если исходить из доходов, то наибольшая долговая нагрузка (30,3%) приходится на 10% заемщиков, чья ежемесячная зарплата – до 15 тыс. руб. При этом доля заемщиков, чей ПДН превышает 50% (то есть именно тех граждан, на которых, собственно, и нацелены вступившие в силу с 1 октября 2019 года нововведения ЦБ), составила 13,4%, увеличившись за полгода на 1,3 процентного пункта. «Количество этих граждан можно оценить примерно в 6,5 млн», – заявил Волков.

Эксперты АРБ считают, что предложенная ЦБ формула подсчета ПДН абсолютно неадекватна. «С ее помощью измерять долговую нагрузку так же уместно, как измерять скорость автомобиля в килограммах», – говорят они. За меру долговой нагрузки гражданина принята дробь, в числителе которой стоит величина его расходов на обслуживание долга (долгов, если их несколько), а в знаменателе – его доход. Нагрузка считается терпимой, если дробь не превышает 50%. По мнению экспертов, в этой дроби к делу не имеют отношения ни числитель, ни знаменатель.

Например, в 2016 году самые низкодоходные граждане, объединенные статистически в четыре дециля (группы по 10%), получали по 5,8 тыс. руб., 10,3 тыс., 13,6 тыс. и 16,8 тыс. руб. С учетом того, что средний прожиточный минимум был тогда около 10 тыс. руб., значит, 40% населения имели доходы, не намного превосходящие прожиточный минимум или даже ниже него. Очевидно, что прожиточный минимум – это сумма, уменьшение которой подвергает гражданина риску голодной смерти. Но формула ЦБ предполагает, что до половины этой суммы можно направлять на обслуживание долгов.

«При оценке меры закредитованности гражданина с помощью дроби с таким знаменателем получается очевидная бессмыслица, – говорится в материалах АРБ. – Заемщик с доходом в 5,8 тыс. руб. сможет платить в счет обслуживания долгов, скажем, 2 тыс. руб. в месяц и просуществовать на оставшиеся 3,8 тыс., а должнику, вынужденному из дохода в 100 тыс. руб. отдавать кредитору по 55 тыс. руб. в месяц, на 45 тыс. продержаться не удастся».

«С момента внедрения показателя долговой нагрузки прошло меньше двух месяцев, и говорить о каком-то явном изменении тренда в потребительском кредитовании пока рано, но, по данным Банка России, за октябрь кредитный портфель банков увеличился всего на 0,9% – минимальный рост с начала этого года, – сказал «НГ» старший инвестиционный консультант «БКС Брокер» Максим Ковязин. – Скорее всего ПДН мало повлияет на крупные банки, так как они и ранее при принятии решения о выдаче кредита учитывали кредитную историю потенциальных заемщиков, их доход и долговую нагрузку. Чего нельзя сказать о микрофинансовых организациях, которые выдавали необеспеченные кредиты, часто не учитывая ни кредитную историю, ни уровень дохода граждан».

По мнению Ковязина, результат последних инициатив ЦБ по установлению надбавок по коэффициентам риска и внедрению ПДН удастся увидеть уже в первом квартале 2020 года.

«Центробанк пытается предотвратить появление пузыря на рынке ипотеки, – поясняет меры Банка России главный стратег ООО УНИВЕР Капитал Дмитрий Александров. – Только за девять месяцев 2019 года арбитражные суды РФ признали банкротами более 46 тыс. граждан, что в полтора раза больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. С одной стороны, финансовое состояние населения ухудшается, растет уровень закредитованности, растет просроченная задолженность. С другой стороны, банки подстегивают население к получению кредитов, снижая ставки».

По словам эксперта, в целом по стране в первом полугодии зафиксирован прирост 20 новых банкротов на 100 тыс. населения. «Закон об «ипотечных каникулах» тоже не дал большого эффекта, – продолжает Александров. – Всего по России за три месяца действия этой программы ею воспользовались 7,5 тыс. человек. Граждане стараются как можно быстрее погасить кредит, чем затягивать срок выплаты еще на полгода. ЦБ и государство понимают, что рынок ипотеки перегрет, поэтому в дополнение к показателю долговой нагрузки вводятся дополнительные надбавки по коэффициентам риска для ипотечников. ПДН ограничит возможность выдачи кредитов примерно для 10% населения, кто наиболее закредитован. Введение надбавок по коэффициентам риска – это страховка для банка на случай банкротства заемщика».

«Какие-либо итоги пока подводить рано, — говорит ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский. — Остается загадкой, является ли замедление темпов роста розничного кредитования в октябре до 0,9% результатом действий регулятора или насыщением платежеспособного спроса, разговоры о котором идут уже больше года».

«Пиковое значение в 23,8% годового прироста общего объема кредитов, было пройдено в мае-июне 2019 года, когда российские власти начали активно обсуждать риски высокой долговой нагрузки граждан, и на повестке появилась тема ПДН, — сказал «НГ» главный аналитик ЦАФТ (Центра аналитики и финансовых технологий) Антон Быков. — Видимо коммерческие банки еще в начале лета 2019 года начали готовиться к соответствующим изменениям, это видно по ежемесячному очень ровному сокращению темпов роста кредитования, которые на 11 ноября 2019 года упали до 19,7% прироста в год. Особенно сильное замедление, было зафиксировано с 1 октября, темпы роста упали сразу на 1 процентный пункт». «Введение ПДН создает предпосылки для реализации прогноза ЦБ о сокращении годовых темпов роста портфелей розничных кредитов с текущих 20% до 10% в 2020-м году, — сказал «НГ» руководитель партнерских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка» Вячеслав Максименко. — Темпы роста кредитования должны согласовываться с темпами роста личных доходов, если первые значительно опережают вторые, возникает пузырь, разрыв которого может иметь серьезные последствия для совокупного потребления. Мы как раз подошли к этой опасной черте – на фоне стагнации располагаемых доходов третий год кряду, темпы в розничном кредитовании в последние два года лишь ускорялись, достигнув пика весной этого года. Отчасти это было обусловлено рефинансированием прежних кредитов вследствие снижения ключевой ставки, но в целом уровень закредитованности россиян все же рос». Что касается ипотеки, то, по мнению Быкова, здесь нужно говорить о некой последовательной политике Банка России. «Сначала ПДН был опробован на самом проблемном секторе кредитования, потребительском. Можно сказать, что испытания прошли успешно, и теперь можно распространить этот опыт и на другие раздутые сектора кредитования. Хотя ипотека с точки зрения возможности граждан ее погасить, не менее, а может и более проблематична, чем потребительское кредитование, она также растет двухзначными темпами, при этом особое беспокойство вызывает сегмент с низкой суммой первоначального взноса, — говорит Быков. – Да, конечно, есть психологические особенности, которые делают ипотечные выплаты более устойчивыми, граждане до последнего хотят сохранить жилье, но если экономические условия резко ухудшатся, то тогда и психология не поможет. Поэтому для властей представляется приоритетной задача снижения рисков в банковской системе за счет охлаждения сектора кредитования граждан, а уже потом решение проблем сокращения спроса на рынке строительства и жилья. В конце концов, всегда можно распространить программу государственного субсидирования ипотечных ставок с Дальнего Востока на другие регионы». Обсуждаемые изменения не сделают ипотеку опасней или выгодней, чем она есть сейчас, считает эксперт. «Эти изменения нужны для снижения рисков в банковской системе в целом. И потому ситуация для потенциальных заемщиков на ипотечном рынке принципиально не поменяется, она также будет зависеть от общих тенденций. Значит, для высоконадежных заемщиков ипотечные ставки могут немного снизиться, вслед за снижением основной ставки Банком России, для менее надежных категорий заемщиков, уровень ставок останется примерно тем же, либо немного повысится в случае введения ПДН. «Не думаю, что новые меры должны будут как-то существенно отразиться на объеме выдаваемой ипотеки: совершенно очевидно, что у банков есть необходимый капитал и ликвидность, а население все еще готово брать кредит на собственное жилье, несмотря на стагнацию реальных доходов, — говорит Капустянский. — Более того, квартиру приобретают в основном люди, уверенные в завтрашнем дне и не обремененные другими займами, об этом говорит в том числе и высокое качество ипотечного портфеля. Таким образом, стоит ожидать дальнейшего роста выдаваемой ипотеки по мере снижения ключевой ставки. Средняя ставка по ипотеке вполне может снизиться до 9% уже в первой половине 2020 года, что вызовет дополнительный интерес со стороны населения. Дополнительным стимулом будут различные льготные программы, способные снизить стоимость кредита до 8,5%». Спешить с распространением на ипотечные кредиты тех же методов по ограничению рисков в зависимости от ПДН, Банк России не станет, считает Максименко. «Несмотря на бум ипотечного кредитования, на ипотеку по данным ЦБ в целом уходит лишь 1,7% всех располагаемых доходов — некритичная величина, а качество таких кредитов не вызывает тревоги. Тем не менее, лучше этот вопрос проработать сейчас, в дискуссиях с участниками банковского сектора, нежели потом в случае необходимости ужесточать политику в «пожарном порядке», говорит эксперт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *