Шушаков Василий Сергеевич росгвардия

Управление Росгвардии по Новосибирской области планирует закупить к 9 мая наклейки «На Берлин» для служебных автомобилей, следует из перечня запчастей и аксессуаров в документах к аукциону на обслуживание спецтехники.
Аукцион был объявлен 28 февраля, начальная цена контракта составляет 800 тысяч рублей. Подрядчик должен будет обслуживать несколько десятков моделей грузового транспорта, спецтехники и легковых машин Росгвардии. Согласно документам, наклейка «На Берлин» должна стоить не больше 436 рублей.

Победитель аукциона, подача заявок на который завершится 10 марта, должен будет обслуживать как грузовой транспорт и спецтехнику, так и легковые автомобили в том числе немецкой марки Volkswagen. Документацию по закупке утвердил глава новосибирского управления Росгвардии, генерал-майор полиции Василий Шушаков.
Ответственный за размещение закупки специалист Росгвардии затруднился объяснить размещение наклейки «На Берлин» в документации, а официальный представитель ведомства Василий Грибакин пообещал изучить ситуацию. «Новая газета» направила ведомству вопросы по закупке.
«Новая газета»
Помимо наклейки «На Берлин» в перечне аксессуаров специалисты Росгвардии указали также наклейку с флагом и гербом России и надписью «Пропускать везде», а также наклейку со знаком туфельки в красном треугольнике. <…>
Это не первая госзакупка российскими ведомствами автомобильных наклеек неожиданного содержания. Ранее «Открытые медиа» сообщали о том, что Северо-Кавказский филиал ФГУП «Ведомственная охрана» Минэнерго разместил на сайте госзакупок договор на техобслуживание и ремонт, включив в госконтракт покупку наклейки «Обама ЧМО». Специалист, готовивший контракт, объяснил, что наклейки попали в список из-за технической ошибки или «ошибки текстового редактора вроде Т9». После публикации новостей об этом аукционе закупку отменили. Министерство энергетики провело внутреннюю проверку и наказало троих человек, рассказывал ОМ представитель министерства.
«Открытые медиа»

Генерал-майор полиции Василий Шушаков: «Гвардия была элитой во все времена!»

Шушаков Василий Сергеевич — уроженец Алтайского края. Начал службу в органах внутренних дел в 1992 г. После окончания Омской высшей школы милиции работал в уголовном розыске и криминальной полиции Омска. В 2005 г. был назначен начальником УВД по Центральному району Новосибирска, в 2009-м — заместителем начальника УВД по Новосибирску. С 2011 г. работал заместителем начальника полиции МВД России по Новосибирской области. В 2016 г. приказом директора Федеральной службы войск национальной гвардии РФ генерала армии Виктора Золотова Василий Шушаков назначен начальником Управления Росгвардии по Новосибирской области. Живет в Новосибирске.

— Василий Сергеевич, только что, вручая мне буклет о целях и задачах Росгвардии, вы сказали: напечатан он для тех, кто недавно пришел в ваши ряды, — чтобы, утром проснувшись, открыли, почитали и вспомнили о том, где и зачем служат… А ведь наверняка был момент, когда и вы так же — проснулись и вспомнили, что с сегодняшнего дня уже служите в Росгвардии…

— Это верно, был такой момент… Указ о создании Росгвардии был опубликован 5 апреля 2016 года, и после того, как Верховный главнокомандующий В. В. Путин подписал его, всю весну и лето шел процесс приема-передачи зданий, сооружений, техники, личного состава… Как вы знаете, часть подразделений, входивших до указа в структуру МВД, была передана Росгвардии. Это подразделения вневедомственной охраны, лицензионно-разрешительной работы, СОБР, ОМОН, авиационный отряд специального назначения… На все это, конечно, требовалось время. И потому днем рождения Управления Росгвардии по НСО стало 30 сентября 2016 года — согласно приказу директора Федеральной службы войск национальной гвардии РФ. Соответственно, проснулся я в качестве начальника Управления 6 октября…

— Признаться, я практически ничего не знаю о вашей службе, потому вполне могу сказать, что в разговоре с вами отражаю обывательскую точку зрения. И вот мне, как обывателю, совершенно непонятна логика Верховного главнокомандующего — для чего нужно было вычленять из МВД перечисленные вами подразделения, объединяя их под отдельным командованием? В чем государственная необходимость?

— Вопрос, конечно, не праздный. Вот уже более трех лет Национальная гвардия существует, а большая часть населения имеет весьма туманное представление о том, что это за структура. Некоторые считают, что Росгвардия находится в системе МВД, иные — что в подчинении Министерства обороны… И это понятно: ведь простому человеку оно, в принципе, неинтересно! Для гражданина важно, чтобы в стране был порядок и безопасность, чтобы он мог спокойно пройти по улице в любое время суток, чтобы, вернувшись домой, не застал свою квартиру разграбленной, а в праздник уверенно мог гулять с семьей по городу, зная, что его дети не попадут под каток какой-нибудь разъяренной митингующей толпы… Тем не менее, я согласен: люди должны знать, кто бережет их покой, обеспечивает их безопасность и находится на переднем крае, в окопах этого фронта — зачастую в прямом, а вовсе не переносном смысле! И хотя решения Верховного главнокомандующего военными не обсуждаются, я все же поясню: внешние вызовы, то и дело возникающие перед Российской Федерацией, политика наших так называемых западных партнеров, работа самых разных фондов, направленная на расшатывание внутриполитической ситуации в стране, — все это более чем наглядно нам было продемонстрировано за последние годы! К чему может привести попустительство подобной деятельности, мы с вами видели на примере Украины. Вполне очевидно, что третья мировая война уже идет! Как в «холодном» ее выражении, так и в самом что ни на есть «горячем»! Если выстроить в цепочку все так называемые локальные конфликты, горящие сейчас на планете: будь то Донбасс, Сирия, Ирак или Ливия — мы увидим, что в мире спокойствия практически нет! И в большинстве своем «горячие точки» стали таковыми не оттого, что кто-то вторгся в полыхающие ныне страны, а по причине так называемых «цветных революций», которые, как нам с вами уже хорошо известно, режиссируются отнюдь не внутри дестабилизируемых государств, а извне.

Подобные методы борьбы, направленные на ослабление геополитических конкурентов или ликвидацию неугодных государственных режимов, рождают и соответствующую стратегию противодействия. Там, где эта стратегия не была вовремя разработана, от государств не осталось ничего, кроме территорий, наводненных вооруженными бандами. Наша страна за тысячу лет своего развития несколько раз переживала подобное: взять хотя бы Смутное время или Гражданскую войну начала прошлого века… Вопрос: хотим мы повторения этого испепеляющего и экономику, и население опыта? Конечно, нет! А если так, то внутри государства должен быть кулак, готовый отразить внутреннюю, направленную на развал экспансию. Если такого кулака не будет, так называемая «митинговая демократия» вновь захлестнет Россию, как это было накануне февраля и октября 1917 года, как это случилось в 1991 году. Спрашивается, становится ли наша страна от подобных потрясений сильнее? Нет.

Статья первая Федерального закона о войсках Национальной гвардии гласит: Росгвардия — это государственная военная организация, созданная для обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина. Акцентирую ваше внимание на словах «государственная и общественная безопасность»! Что такое «общественная безопасность»? Это, прежде всего, мирная жизнь внутри страны!

— Мирная жизнь внутри страны, как известно, может быть обеспечена разными способами…

— Я понимаю, о чем вы. Федеральным законом «О войсках национальной гвардии РФ» четко обозначены девять задач, выполнение которых на нас возлагается. Первыми по списку, а значит приоритетными, идут следующие: участие в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности, охрана важных государственных объектов и грузов, участие в борьбе с терроризмом и экстремизмом… Четвертой по счету задачей является участие в обеспечении режимов чрезвычайного положения, военного положения, правового режима контртеррористической операции. Далее — задачи по обороне Отечества, борьбе с терроризмом, содействие пограничникам, надзор за оборотом оружия и — по решению Президента России — обеспечение безопасности высших должностных лиц.

— Не совсем понятно, почему вам вменили в обязанность регулировать оборот оружия наряду с более масштабными задачами?

— Тут как раз все просто… Как известно, лучше учиться на чужих ошибках, нежели на своих: пример все той же Украины показал, что обеспечение общественной безопасности и контроль за оборотом оружия среди гражданского населения и ЧОПов — совершенно взаимосвязанные функции. Ведь с чем столкнулась правоохранительная система Украины? Там во времена Януковича каждый олигарх имел, да и сейчас имеет, свою частную, вооруженную до зубов армию. К чему это привело — общеизвестно.

— А разве мы в этом смысле далеко ушли от украинцев? Достаточно вспомнить 1990-е годы…

— С девяностыми годами нынешнее положение дел сравнивать нельзя. Если помните, тогда шла война в Чечне, наводненной оружием. Кроме того, шло массовое воровство «стволов» самых разных калибров — вплоть до гранатометов — с армейских складов. Сейчас ситуация нормализовалась. Того безумия, что творилось на просторах страны, уже нет. Частные охранные фирмы с лицензиями в Новосибирской области работают — это верно. И их много — более пятисот, солидная цифра. И в пользовании у данных организаций находится более полутора тысяч единиц различного оружия, в том числе и автоматического. Но все они осуществляют свою деятельность под нашим контролем.

— Соответственно, простой человек, например охотник, желающий приобрести оружие, идет теперь в вашу структуру, а не к участковому? И еще сопутствующий вопрос: не получается ли отныне так, что сотрудник полиции, желающий проверить, как хранит на подведомственной ему территории свое оружие тот или иной гражданин, нарвется на отказ сотрудничать со стороны обывателя на том основании, что участковый не имеет отношения к Росгвардии?

— Нет, первичные документы гражданин как раз предоставляет именно участковому. Если у кого-то складывается впечатление, что после создания войск Национальной гвардии никакого сотрудничества наших структур с МВД не подразумевалось, то это впечатление ошибочно. Мы не можем не сотрудничать — это непреложная данность. Без межведомственного взаимодействия эффективная работа попросту невозможна. Ведь в конечном итоге и Росгвардия, и МВД работают с людьми и для людей! Это — сверхзадача. И потому не может участковый на своем участке не иметь права проверить оружие у того или иного владельца. Конечно, он имеет такое право! В целях безопасности, в целях общественного спокойствия… И это естественно! Достаточно сказать, что все мероприятия, проводимые органами МВД по задержанию вооруженных преступников или просто по задержанию в ходе реализации оперативных материалов, обеспечиваем мы. Не так давно наша группа СОБРа совместно с сотрудниками ГУ МВД выезжала в один из районов Алтайского края для задержания подозреваемого в убийстве. Практически ни одна их операция не обходится без нас… Со своей стороны, и мы в своей работе стараемся по максимуму использовать потенциал МВД.

— А как насчет в свое время навязшей в зубах межведомственной конкуренции?

— Между нами ее нет. Росгвардия не борется за показатели. Статистика, конечно, есть — считать всегда полезно и нужно, а вот показателей — нет!

«Палочной» системы, спроса по так называемому показателю по АППГ — аналогичному периоду прошлого года — с нас нет. В МВД немного другая специфика: вопрос раскрываемости преступлений был, есть и останется на повестке всегда. От этого в МВД уйти невозможно. Для нас же главный показатель — стабильность в регионе и безопасность его жителей. Если, не дай бог, что-то на нашей территории произойдет, то это будет минус нам. Не только нам, конечно, — всем! — но в первую очередь нам.

— Что имеется в виду под словом «произойдет»?

— Думаю, сценарии того, что может произойти, всей стране известны. Можно вспомнить так называемую «революцию», назначенную господином Мальцевым на 5 ноября 2017 года… Ведь общеизвестно: те, кто платит, заказывают музыку. А те, кто деньги получает, всякий раз стараются доказать свою состоятельность плательщикам. И показателем состоятельности получателей является уровень дестабилизации внутриполитической ситуации в стране. Ну а если для каких-то сил существует такой показатель, как уровень дестабилизации, то доброжелателями нашего государства их назвать нельзя. Следовательно, и государство, и общество просто обязаны позаботиться о том, чтобы существовала структура, для которой приоритетным показателем был бы уровень стабилизации. В противовес. А как же иначе в демократическом обществе? Вот мы и есть такая структура.

— Василий Сергеевич, я уже слышу возгласы ваших возможных оппонентов…

— Которые скажут, что я, мягко говоря, не прав?

— Именно.

— Вы понимаете, быть может, в иной ситуации я бы в чем-то и согласился с моими нынешними оппонентами, если бы не знал некоторых нюансов. Взять хотя бы ту самую «потешную», на первый взгляд, «революцию» Мальцева образца 2017 года. Ведь мало кто знает, что мы тогда задержали в Новосибирске полтора десятка его сторонников, у которых были обнаружены бутылки с зажигательной смесью, оружие, маски… Спрашивается, для чего? В «Зарницу» играть? Ответ очевиден. И что же — власть и ее структуры должны были стоять и смотреть на эти, с позволения сказать, «игрушки»? А если та бутылка с коктейлем Молотова прилетела бы к одному из моих оппонентов в окошко квартиры? Я бы с интересом послушал его мнение о зажиме демократии в этом случае. Даю вам гарантию — он принялся бы на всех углах кричать о том, что власть «бессильна», что «не может защитить граждан», «не в силах обеспечить» и т. д.

— Ну, теперь уже общеизвестно, что несистемная оппозиция работает в России на профессиональной основе…

— Вы это правильно подметили. Критерием их полноценности перед нанимателями является, конечно, массовость протестных акций. А массовость достигается самыми разными, порой изощренными способами. Если брать качественный состав тех, кто выходит на несогласованные митинги в Новосибирске, то в большинстве своем это любопытствующие или те, кто «всегда за любой сабантуй без поножовщины». В основном — молодежь. Очень трудно представить, что та молодежь, которая участвует в этих, с позволения сказать, мероприятиях, является идейно мотивированным сообществом. У этих молодых людей нет жизненного опыта, зачастую нет элементарных знаний по устройству общества, нет того, что есть у людей зрелых, — стержня! Отсюда вывод: они идут по улицам с плакатами и лозунгами либо только потому, что им в жизни не хватает драйва, либо — по более простой причине: их просто используют втемную. А скорее всего — и то и другое в одной корзине! И тогда это вопрос, касающийся уже вовсе не войск Национальной гвардии, — это вопрос воспитания подрастающего поколения.

— И все же, все же… Давайте сделаем так: я поставлю перед вами очень прямой, даже лобовой вопрос, а вы попробуете так же прямо на него ответить!

— Хорошо.

— В первые месяцы после подписания президентом указа о создании войск Национальной гвардии России либеральный интернет взорвался криками примерно такого содержания: «Путин собирается воевать с собственным народом внутри государства и для этого создает специальные войска!» Вы хотите на это что-нибудь возразить?

— Вы не сказали ничего нового. Практически сразу после моего назначения на нынешнюю должность в одном из блогов было написано примерно следующее: «Назначен главный сатрап Новосибирской области Шушаков, который в 2009 году цинично и жестоко подавил мое правосознание». Не стану называть фамилию этого гражданина, чтобы не делать ему лишнюю рекламу. Но расхожую фразу из фильма Рязанова: «Сатрапы, душители свободы!» — в наш адрес так называемый «креативный класс» употребляет сплошь и рядом. Да и вообще — что бы нового в стране ни происходило, названные товарищи в этом тут же принимаются выискивать некие кремлевские инсинуации… А я хочу в информационное пространство вбросить свой вопрос!

Почему кто-нибудь из жителей страны не выступит в прессе и не заявит о том, что он не хочет жить в стабильном государстве? Ответ: потому, что мы только что этого наелись до отвала в 1990-х годах и повторения не желаем! Я уверен: кроме жалких остатков «семибанкирщины» и им подобных никто такого желания не выскажет! А раз так, то давайте посмотрим: сколько гибнет в год сотрудников правопорядка, чтобы обеспечить эту стабильность, гарантировать безопасность тех же «креативщиков», их семей и их детей? Мало кто ответит. А между тем счет по всей стране идет на сотни!

Или — какое количество террористических актов предотвращено в России? Этого тоже никто не знает! А сколько нейтрализовано подпольных групп боевиков на территории Российской Федерации? Ни одному либералу это не интересно!

Почему никто об этом не думает, когда идет речь о Росгвардии? Почему все криком кричат о несчастном бойце, ударившем девушку в запале потасовки при предотвращении беспорядков в Москве, но никто не возмущается действиями наших французских коллег в их битвах — в истинном смысле битвах! — с «желтыми жилетами» на улицах Парижа? Или отчего никому дела нет, когда в прогрессивной Европе, в Барселоне, испанская полиция на глазах у журналистов «отвешивает» дубинками и правым, и виноватым, и молодым, и старым, и юношам, и девушкам так, что нам и не снилось? Я уже не говорю о том, что вытворяют в толерантной Америке полицейские, всаживая по тридцать пуль в чернокожих подростков, лишь только им покажется, что у пацанов есть оружие…

Ответ на эти вопросы прост: гораздо легче огульно говорить, что все плохо в России, чем попытаться во всем разобраться.

— А если не секрет — каким арсеналом располагают войска вашего ведомства в регионах? Что они могут?

— Скажу так: арсенал у нас достаточный для реализации задач, которые я перечислил в начале разговора. Хотя на момент формирования службы три года назад мы располагали тем же, что было в наличии в МВД. Какое-то время у нас была острая необходимость в эффективном оружии нелетального действия и специальных средствах. Сейчас эта проблема практически решена.

Но не стоит думать, что мы «заточены» исключительно на противодействие несогласованным акциям. О совместных действиях с МВД я уже говорил, также не нужно забывать и о том, что проблему Северного Кавказа пока тоже никто не отменял…

— Северного Кавказа, вы сказали? Прошу прощения…

— Вы, я вижу, удивлены. Тем не менее это реальность — наши подразделения по-прежнему выезжают в командировки на Северный Кавказ. Каждый год — в течение почти тридцати лет! Уже несколько поколений сотрудников сменилось, а мы все еще ездим туда. И каждая такая служебная командировка — это выполнение конкретных боевых задач.

— Но каких? Ведь войны на Кавказе уже давно нет!

— Полномасштабных боевых действий нет. А вот террористы, экстремисты, боевики еще остались — с этой публикой не договоришься и с помощью оружия нелетального действия не справишься. В отношениях с ними существует только один убедительный аргумент с нашей стороны — реальная боевая работа. В наших командировках в те края бывает все: и боестолкновения, и изъятие оружия, и обезвреживание взрывных устройств… Телевизор ведь смотрите! То и дело там новости: в таком-то селении обезврежена группа боевиков, скрывавшихся в частном доме… Чья это работа? Бойцов Росгвардии! Да и у нас тут хватает подобных ситуаций. С той лишь разницей, что в Сибири нашими «клиентами» являются, как правило, не нанятые кем-то террористы, а обычные преступники: совершили преступление, залегли на дно в какой-нибудь квартире, а когда поняли, что разоблачены и вот-вот будут схвачены, баррикадируются с угрозами перестрелять и взорвать всех, а еще, глядишь, и заложников берут. Или — персонажи, помахавшие «на пьяной бытовой почве» ножом направо-налево, смертельно ранившие людей, а потом осознавшие всю тяжесть содеянного…

— Смешно.

— Смех-то смехом, конечно, но, когда мы заходим к такому товарищу, нам не до веселья, поскольку там, бывает, трое окровавленные лежат, а у горла четвертого он нож держит… Радует лишь то, что хоть этому четвертому жизнь спасаем!

А было еще и так, что группа принявших ислам неофитов славянской национальности занималась тем, что зарабатывала всеми способами деньги для своих единоверцев, будоражащих российский Кавказ, и отсылала им все заработанное. Попутно планировали в Новосибирске захват органов внутренних дел… Этих пришлось в натуральном смысле штурмовать. Когда их взяли, обнаружили такой арсенал оружия и взрывчатки, что им можно было обеспечить целый отряд. Правда, это было еще в 2011 году. Но мы не делим свою историю на «до» и «после» формирования Росгвардии. Некоторые наши отряды были сформированы еще в Советском Союзе и работают до сих пор.

— В нашем разговоре как-то в тени остается и еще одно ваше подразделение — вневедомственная охрана.

— Ну отчего же в тени? Это — уважаемая служба. Хотя бы потому, что существуют они вот уже более шестидесяти лет! И тоже работают не за страх, а за совесть. Достаточно осознать, что их потери в мирное время составляют двенадцать человек. Вот вам простой счет… А почему так? Да потому, что ребята из вневедомственной охраны всегда первыми реагируют на любой сигнал, любой телефонный звонок и выезжают по нему первыми. Часто не зная, что ждет их на месте. И именно от их первоначальных действий зависит то, по какому сценарию ситуация будет развиваться в дальнейшем. Это, скажу я вам, огромная ответственность. И большое наше счастье, что службу эту несут люди высокопрофессиональные. Во всех отношениях.

— Кстати, о профессионализме. Я помню, как в начале 2000-х брал интервью у многих высокопоставленных сотрудников МВД, которые в открытую сокрушались, что вынуждены принимать на службу практически всех желающих, поскольку заработок у рядового состава тогда был мизерный…

— Да, порядка восьми тысяч рублей в месяц.

— …и по этой причине нормальные, перспективные ребята в органы МВД вовсе не стремились. В тех условиях это, конечно, было объяснимо. Но однажды генерал-полковник Сковордин, начальник Главного управления МВД по СФО, на полном серьезе сказал мне, что уверен: пройдет совсем немного времени, и в органы правопорядка сотрудников будут принимать по конкурсу. Сбылось ли предсказание генерала? Испытываете вы сегодня кадровый голод?

— Скажу сразу: некомплект у нас очень небольшой. Как говорится, в рамках рабочей погрешности… Но у нас и очень жесткий отбор. А отбор сейчас осуществляется такой же, как в МВД: помимо медицинской комиссии, идет исследование пригодности к нашей службе на полиграфе. Это необходимо, поскольку дает возможность проверить кандидата на причастность к преступлениям, преступным сообществам, пристрастие к алкоголю, наркотикам и прочей гадости… И конечно, с каждым претендентом на наши погоны скрупулезно работают психологи ЦПД (Центра психодиагностики), предлагая пройти множество тестов. На этом этапе отсеивается очень большой процент кандидатов. Иногда бывает даже так, что парень пройдет и «медицину», и полиграф: здоров как бык, не привлекался, не участвовал, не употреблял, — а на ЦПД завалится… Но что тут сделаешь? У нас должны работать люди надежные во всех отношениях. Бывает даже так, что отслужившие срочную службу в спецназе Министерства обороны приходят к нам и — не соответствуют требованиям, предъявляемым для службы в Росгвардии! Мы порой жалеем о некоторых отсеявшихся ребятах: готовы бы взять, но раз не прошел — значит, не прошел. Ничего не поделаешь.

— Послушать вас, Василий Сергеевич, так можно подумать, что на крыльце Управления очередь стоит из желающих поступить в Росгвардию…

— Очередь не очередь, но скажу прямо: стремление служить в спецподразделениях у российских парней не отпало. И это меня очень радует! Стремление есть — несмотря на то что все прекрасно знают: служба сопряжена с боевыми задачами, командировками на Кавказ, риском для жизни в мирное время. В первоначальных списках желающих служить у нас стоят десятки фамилий. Возвращаясь к вашему вопросу о «нулевых» годах: тогда счет кандидатов шел на единицы. А сейчас — да, конкурс есть. Другой вопрос, что не все его проходят… Но это уже не к нам претензии, а к уровню жизни населения, к здравоохранению… Даже к тому, что ежедневно показывают по телевизору! Не будь столь жесткого отбора по медицинским и психологическим показателям — молодые люди, как вы выразились, стояли бы на нашем крыльце в затылок друг другу.

— А не случается разочарований среди личного состава? Из разряда: «Тут, оказывается, еще и пахать надо!»

— Практически нет. Я всегда говорю нашим новичкам: вы идете к нам не работать, а служить. Служить Родине! Поэтому слово «работать» забудьте! А что такое служба? Служба — понятие, предполагающее все тяготы и лишения, которые нужно — что? Правильно: стойко преодолевать! Да, государство заключает с человеком контракт, по которому должно перед ним выполнить определенные обязательства, и это напоминает наем на работу. Но есть такое понятие, как приказ! Есть такое понятие, как долг! Есть, в конце концов, честь бойца, офицера! Это в контракте не прописано. Но оно все есть! Человек, встающий на защиту своей Родины, без глубокого понимания своей миссии не сможет ее защищать — это доказано всей историей нашей страны. И на срезе такого вот понимания у нас с новобранцами разговор короткий: «Ты готов выполнять долг? — Готов! — Тогда вперед! А если не готов, то — извини…»

— Раньше эту работу проводили замполиты. Или в Росгвардии нет подобной должности?

— Ну как же нет? Есть, конечно… Только называется она немного иначе: заместитель командира по работе с личным составом. И она крайне необходима в условиях нынешнего общества.

— Какие вы интересные вещи говорите! Помнится, даже в советское время в армии были авторитетные маршалы и генералы, утверждавшие, что комиссары-политруки-замполиты — лишняя обуза для вооруженных сил и что гораздо было б лучше без них! В ельцинское время тоже продвигались идеи, что люди с оружием, находящиеся на службе государства, должны быть вне политики… А сейчас — что же? Все наоборот?

— Вопросы воспитания личного состава, тем не менее, никто не отменял. А сегодня, я вам скажу, они приобрели еще большую актуальность, нежели за всю историю российских вооруженных сил.

— ?

— Сейчас объясню. Судите сами: при монархии в армии была должность полкового священника, а Русская православная церковь являлась институтом государства. То есть человек, до того как был рекрутирован, воспитывался в религиозном обществе, затем приходил в армию — и ему там батюшка тоже объяснял, что такое хорошо, а что такое плохо. После Великой Октябрьской революции и вплоть до 1991 года все без исключения военные и военизированные подразделения, ведали ли они внутренними делами или вопросами обороны, тоже имели комиссаров или заместителей командиров по политчасти. А воспитанием допризывников в Советском Союзе занимались почти с детского сада: школа, октябрятская организация, пионерия, ВЛКСМ, КПСС, Осоавиахим и ДОСААФ, в конце концов! В новой же России на идейно-нравственное воспитание подрастающего поколения оказывает влияние улица, телевизор и Интернет. Семья, в которой родители работают с утра до ночи, надеется на школу, а школа официально от всякого воспитания дистанцируется, так как она теперь не учит и не воспитывает, а оказывает образовательные услуги… Вопрос: на кого еще можно положиться в этом деле? Не на кого!

В итоге молодой человек, выходящий в большой мир из образовательного учреждения и родительского дома, имеет такую кашу в голове, что мама не горюй! И точно такой же молодой человек приходит на службу к нам. И уже мы обязаны его воспитывать! Ему двадцать пять лет, а с ним еще работать и работать… Поэтому без замполитов, как их раньше называли, в нашей системе не обойтись.

— Если вспомнить Советскую армию, то в ней в большей степени новобранец получал заряд бодрости и патриотизма от старослужащих, нежели от политработников… Особенно в частях, размещенных в Афганистане.

— Это верно. Но у нас сейчас идет смена поколений. Люди, прошедшие военные конфликты и войны, уходят. Вот уж кого патриотизму и тому, что в этой жизни почем, учить не надо. Каждый из них — готовый политработник высшего разряда. Но они уходят. Кто устал, кто по здоровью, кто по иным причинам… Им на смену приходят пацаны с совсем иными ценностями в головах.

— Возникают проблемы чистоты рядов?

— Конечно! Молодежи России нужны, очень нужны квалифицированные идейные наставники! Ведь мы своих бойцов не с луны берем — они приходят к нам из российского общества. И вот мы принимаем на службу людей, которым болячки общества не чужды, это ведь естественно! И они должны хорошо служить этому обществу. А чтобы хорошо служить, они должны становиться лучше, чем были в гражданской жизни. Спрашивается, кто должен их сделать лучше? Где взять этого волшебника или гипнотизера, который бы — бац! — и каждого приходящего к нам с улицы пацана делал бы в одночасье лучше? Нет такого волшебника… И что же делать? Спору нет, надо воспитывать! Но воспитание идейного борца, бойца, рыцаря без страха и упрека — процесс не одномоментный. Иногда целой жизни не хватает, чтобы воспитать такого… И вот какой-нибудь такой боец или офицер служит. И совершает ошибки. Иногда — ошибки роковые. Иногда — даже преступления. Когда подобное случается, на всех углах начинается крик и шум… Пресса неистовствует… Разнокалиберные депутаты и общественники выступают на всех каналах, обличая преступников и коррупционеров в погонах… И т. д. и т. п. Но отчего же никто и никогда не скажет о том, откуда он взялся, этот преступник в погонах? Отчего никто не задумается на тему, что пришел-то он служить из общества потребления, где и стремление к легкой наживе, и преступность, и коррупция также присутствуют? И присутствуют в еще большей степени! Почему же, надев на плечи погоны, боец в одночасье должен измениться? На каком основании? Что на него должно снизойти, чтобы он, облачившись в форму, вдруг стал честнейшим человеком? Ведь весь его предыдущий жизненный опыт давал ему совсем иные нравственные ориентиры или — в лучшем случае — вовсе никаких ориентиров не давал! На эти вопросы ни у общественников, ни у депутатов, ни у прессы нет ответов… А оплеухи в адрес и наших сотрудников, и сотрудников МВД — есть!

Конечно, мы ведем среди росгвардейцев воспитательную работу. Одно слово «гвардия» уже обязывает ко многому! Во все времена гвардия была элитой любых войск. И личному составу мы всегда стараемся внушить: ребята, вы должны соответствовать этому высокому званию! Вы первые по зову Родины должны встать и пойти, куда прикажут.

Мы стремимся воспитать в наших бойцах чувство гордости за свою службу и, как следствие, ответственности за страну — вот что для нас главное. Я вам честно скажу: русский, российский воин силен прежде всего не выучкой, не экипировкой, которой порой не хватает, не пищевым и не денежным довольствием, а силой духа. Самое главное в ОМОНе, в СОБРе, в любом подразделении — отрядный дух.

Мы почему побеждаем всех врагов? Потому что в нашем человеке велика эта непонятная для иноземцев сила — сила духа! У противника — иное дело: они могут не пойти на операцию, если им, к примеру, не выдали на полдник полагающееся по нормам мороженое. У нас такое представить немыслимо. Если есть в подразделении отрядный дух — ребята сделают невозможное! Расшибутся, но выполнят задачу. Таков русский человек.

Именно поэтому страна наша непобедима!

Гала-концерт, завершивший окружной этап смотра-конкурса «Солдаты антитеррора», прошёл на базе отряда специального назначения «Ермак» в Новосибирске; за победу в творческом соревновании боролись почти сто участников.

Смотр-конкурс самодеятельного художественного творчества «Солдаты антитеррора» проходит ежегодно среди военнослужащих, сотрудников, гражданского персонала войск национальной гвардии и членов их семей. В этом году в конкурсе приняли участие 96 человек – военнослужащие и сотрудники соединений, воинских частей и территориальных управлений Сибирского округа Росгвардии.

Как рассказали в пресс-службе Росгвардии, члены жюри под руководством заместителя командующего округом по работе с личным составом генерал-майора Андрея Батрака оценивали конкурсантов в пяти основных номинациях: «Сольное пение», «Вокальные (вокально-инструментальные) ансамбли», «Хореография», «Инструментальная музыка» и «Авторская песня», а так же в номинациях «Приз зрительских симпатий», «Лучший автор».

Так, в номинации «Сольное пение» победителем стал Батыр Монгуш (управление Росгвардии по Республике Тыва), диплом лауреата I степени в номинации «Вокальные (вокально-инструментальные) ансамбли получил коллектив из г. Северск «Люди в погонах» (мужской состав).

Лучшим в номинации «Хореография» стала Светлана Кривоносова (управление Росгвардии по Алтайскому краю) и Анастасия Филатова (управление Росгвардии по Новосибирской области).

Роман Комаров из управления Росгвардии по Алтайскому краю победил в номинации «Инструментальная музыка». В номинации «Авторская песня» лучшим признан Антон Кирса (г. Железногорск).

Любимчиками публики (номинация «Приз зрительских симпатий») признаны Янина Терентьева и Елена Глинка (г. Зеленогорск). И лучшим автором стал Александр Кузьменко (управление Росгвардии по Кемеровской области).

Абсолютным победителем творческого состязания и обладателем гран-при конкурса стал подполковник Алексей Вдовин (г. Северск).

Гала-концерт завершился торжественной церемонией вручения дипломов победителям и лауреатам. дипломы вручали врид командующего Сибирским округом Росгвардии генерал-лейтенант Николай Марков и заместитель командующего округом по работе с личным составом генерал-майор Андрей Батрак.

Лучшие исполнители получат приглашение на заключительный этап смотра-конкурса, который пройдет в преддверии Дня войск национальной гвардии Российской Федерации в Москве.

Напомним, в октябре 2019 года новосибирские росгвардейцы научили китайских полицейских приёмам антитеррора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *